Как называют людей которые насилуют детей

«Помню запах чеснока и его язык у себя во рту»: истории женщин, переживших в детстве сексуальное насилие

Как называют людей которые насилуют детей

Многие думают, что сексуальное насилие — это, собственно, изнасилование. Я тоже так думала и считала, что мне повезло, ведь со мной такого не произошло. Только недавно, уже будучи взрослой, я осознала: то, что со мной в детстве делал дедушка — это тоже «действия сексуального характера», выражаясь официальным языком закона.

Да, был у меня такой вот странный дедушка. Я хорошо его помню. Он катал меня на велосипеде, брал с собой на рыбалку, разрешал мне слушать музыку в его наушниках. Он был страстным меломаном и увлеченным аквариумистом. Мастерски умел переплетать книги.

А еще он целовал меня «взасос». Мне было тогда лет 11—12. Помню запах чеснока и его язык у себя во рту. Он делал это как бы невзначай, как бы в шутку, когда, например, бабушка была на кухне, а он выходил провожать меня в прихожую.

Говорил, что мне надо учиться целоваться. Невзначай водил рукой по всему телу и в промежности, когда мы лежа смотрели вместе телевизор. Я отбрыкивалась, говорила, что мне щекотно.

Ему нравилось со мной барахтаться, укладывать меня себе на живот, тереться об меня.

Я не знаю, почему не рассказала маме или бабушке. Может быть, мне было слишком стыдно, ведь то, что он делал, было любопытно, непонятно, иногда весело и где-то даже приятно. Я была послушной и стеснительной, я не знала, как говорить о таком.

Сейчас, оглядываясь назад, я уверена, что мама растерзала бы его за это, а бабушка бы просто не пережила: она очень берегла меня и не знала, что опасность настолько близко. У нас, что называется, благополучная, интеллигентная семья. Можно сказать, педагогическая династия. Никто не подозревал, никто не мог бы предположить такое, меня спокойно оставляли с дедушкой наедине.

По данным ЮНИСЕФ до 60% случаев сексуального насилия над детьми совершается в семье. Не обязательно родителями — это могут быть родственники (дяди, дедушки, старшие братья, друзья родителей). Если насилие происходит вне семьи, то в 30% случаев его совершают знакомые ребёнку люди.

Долгое время мне казалось, что ничего такого ужасного со мной не произошло, что никакой травмы у меня нет, ведь мне не было страшно или больно, насилия в общепринятом смысле этого слова не было.

Только сейчас я понимаю, что, конечно, он использовал меня для удовлетворения своих сексуальных потребностей.

Конечно, это повлияло на меня, на мое отношение к себе и своему телу, на мои отношения с мужчинами — такое не может не влиять.

Такие вещи не остаются в прошлом, они просто становятся частью тебя, и, к сожалению, во многом формируют тебя, твое отношение к миру, к себе, к мужчинам.

Да, ты, может быть, не думаешь об этом каждый день, но это не значит, что все забылось.

На долгие годы я приняла для себя стратегию отшучиваться, смеяться, делать хорошую мину при плохой игре, быть послушной, прогибаясь в угоду чужим интересам, вместо того чтобы прямо сказать: «Нет!»

Тем не менее сейчас я хожу на психотерапию, и она помогает справиться с тем опытом, который произошел так давно.

Алена

Мой отчим был идеальным отцом. Так считали все вокруг. Он учил меня плавать, каждую зиму ходил со мной на каток, занимался со мной математикой, водил то на танцы, то на рисование, учил готовить и строить. У меня были самые лучшие игрушки и даже свой компьютер — и это в 2006 году.

Но при этом он насиловал меня почти каждый раз, когда мы оставались наедине. Он снимал все на видео, фотографировал в ванной, запирал меня в собачьем вольере, насиловал на полу, в лесу. Где угодно и как ему угодно. Но на людях это был самый лучший папа на свете, а дочка безумно его любила.

Дочка думала, что секс с отцом — это вид благодарности за его любовь, способ быть всегда здоровой. Ведь если не заниматься с отцом сексом, то можно тяжело заболеть, именно так говорил папа. Секс с отчимом — это способ сделать приятное близкому человеку, вот так думала дочка.

Она не могла сказать «нет» такому любящему и заботливому отцу. Но однажды она рассказала маме. Не все, только то, что отчим ее трогал. Остальное было слишком страшно рассказать, ведь можно расстроить мамочку и потерять любовь отца.

Все случилось так, как и говорил насильник. Я просто испортила всем жизнь. Мама долго рыдала (она не могла сбежать со мной из-за финансового шантажа со стороны отчима), отчим ненавидел меня, в семье больше не было радости и улыбок.

Это был самый худший месяц моей жизни.

Девочки, которые живут с отчимом, в два раза чаще подвергаются сексуальным домогательствам.

Потом я вымолила прощение у отчима и больше никогда ничего не говорила маме. Как же хочется, чтобы она хотя бы сейчас, спустя почти десять лет, обняла меня и сказала: «Ты не виновата. Папа плохой». Если бы она сказала это тогда, возможно, было бы четыре года насилия, а не пять.

Мария

Многие жертвы молчат десятилетиями, пока не достигнут зрелого и даже преклонного возраста. О многолетнем ( до двенадцати лет) насилии со стороны лучшего друга семьи я впервые рассказала своей маме только в 26 лет.

Он часто жил у нас, родители оставляли его со мной в качестве бебиситтера. Мама мне не поверила. У нас в семье всегда шутили про то, что мой «нянь» любит юных девочек, но родители считали, что речь о каких-то неблагополучных девицах с улицы, которым больше четырнадцати.

Возможно, я рассказала как-то не так, подобрала не те слова. Мама восприняла все это как дурацкую шутку. Второй раз я заговорила об этом, когда мне было 30 лет. Полтора месяца готовилась. Мама посочувствовала, даже поплакала, а потом пыталась оправдаться. Говорила, что в ее советском детстве за каждым деревом стоял педофил, нечего об этом вспоминать.

Почему я не сказала ей раньше? Причины для молчания есть всегда: сначала это может быть непонимание, что такое происходит не со всеми детьми мира, и что это не просто неприятная рутина вроде чистки зубов и манной каши по утрам. Это может быть страх, что ты сделал что-то гадкое, и тебя разлюбят родители или друзья узнают, что ты плохой.

Насильник может запугивать ребенка. Лично я боялась, что родители, узнав, убьют его и сядут в тюрьму. В юности молчишь, потому что хочешь забыть о случившемся, в зрелом возрасте есть ощущение бессмысленности наказания и стремление к христианскому прощению.

Я долгие годы считала, что если меня не лишили невинности, а лишь использовали руки и предметы, сажали голую на колени, то это вообще не является насилием. В обществе очень низкий уровень информированности о том, что такое насилие над детьми.

Сейчас, глядя на свою жизнь, на неумение отказывать, на поведение с мужчинами, отношения в браке, трудности в сексуальной жизни, большие проблемы с заботой о теле и любви к себе, я считаю, что, даже если физически нет следов насилия, психологически оно влияет на всю оставшуюся жизнь самым ужасным образом.

То, что происходило со мной в детстве, не сразу, а только к 29 годам привело меня к неизлечимому диагнозу — системной красной волчанке.

Этиология этого заболевания неизвестна, но важнейшими триггерами являются стресс, стремление к саморазрушению — например, работа по 16 часов в день, лишь бы забыться, неразрешимые проблемы с исполнением супружеского долга и желание избавиться от своего тела, постоянное чувство страха.

По разным данным от 11 до 30% детей подвергаются сексуальному насилию, растлению или развратным действиям со стороны взрослых. Каждая третья девочка и каждый пятый мальчик до 18 лет сталкивается с сексуальным насилием.

Кроме того, еще до начала моей взрослой самостоятельной половой жизни у меня обнаружили вирус папилломы человека онкоопасных типов. При этом едва ли какие-то серьезные отклонения врачи могли бы диагностировать у меня в детстве, когда все это происходило.

Я была обычным ребенком, мои родители за десять лет так ничего и не заподозрили.

Светлана Маркова, кандидат психологических наук, клинический психолог проекта «Тебе поверят»:

Сексуальное насилие над детьми чаще всего строится через постепенное сближение с ребенком, пошаговое нарушение его личных границ, а в дальнейшем — через все более неприятные прикосновения.

Сексуальное насилие — это не только изнасилование как таковое, но и любые действия сексуального характера: прикосновения к половым органам ребенка, демонстрация порнографии или своих половых органов взрослым человеком, просьба к ребенку потрогать половые органы другого человека.

https://www.youtube.com/watch?v=16Lf3ofu2XY

Все эти действия влекут серьезные последствия для эмоциональной сферы ребенка, поскольку являются травмирующими. Например, на долгие годы может сформироваться страх и недоверие к окружающим людям, могут возникнуть суицидальные мысли, повышенная тревожность, нарушения пищевого поведения или сна, агрессивность, глубокое чувство вины.

В дальнейшем, при отсутствии профессиональной помощи, эти проблемы усугубляются и перерастают в хроническую депрессию и тревожность, хроническое посттравматическое стрессовое расстройство, самоповреждающее поведение или попытки суицида, хронические боли необъяснимой этиологии.

К сожалению, существует стереотип, что не нужно «ворошить» неприятные воспоминания и тогда все «просто забудется». В реальности такой подход как раз повышает вероятность формирования психологических проблем.

Любой, даже кажущийся вам незначительным, эпизод сексуального насилия необходимо проработать, ничего не оставляя непроговоренным. Даже если это было давно, когда вы были маленькими и беспомощными, вы можете получить помощь сейчас.

Благодарим за помощь в подготовке материала проект «Тебе поверят» — службу бесплатной психологической помощи людям, пережившим сексуальное насилие в детстве.

Где получить помощь

Горячая линия СК «Ребенок в опасности», тел. 8-800-200-19-10.

Всероссийская горячая линия «Сдай педофила», тел. 8-800-250-98-96.

Фонд «Сохраняя жизнь», Оренбург. Помощь детям, которые стали жертвами преступлений, жестокого обращения, сексуального, физического насилия. тел. +7 (3532) 67-62-54.

Социальный приют для детей «Транзит», Санкт-Петербург. Бесплатная психологическая и юридическая помощь детям, пострадавшим от сексуального насилия. Возможно сопровождение ребенка в ходе следственных действий. Можно обратиться в ситуации, даже если следственные действия не проводятся. Тел. +7(812) 576 83 57.

Источник: https://lady.mail.ru/article/511811-pomnju-zapah-chesnoka-i-ego-jazyk-u-sebja-vo-rtu-istorii-zhenshhin-perezhivshih-v-detstve-seksualnoe-nasilie/

Дети и педофилия ❗️☘️ ( ͡ʘ ͜ʖ ͡ʘ)

Как называют людей которые насилуют детей

Многие родители, понимая серьезность проблемы детского насилия, хотят уберечь детей от этих несчастий. Они проводят с ними беседы, объясняя как себя вести с незнакомыми людьми, что делать в случае, если оказались в непростой ситуации. Однако, несчастье с ребенком может свершиться не только на улице. Насильниками не всегда оказываются посторонние детям люди.

По данным МВД РФ родственники часто домогаются или насилуют детей, каждый шестой случай свидетельствует об этом.

Педофилы сами растят свои жертвы

Криминальная статистика говорит о том, что насилие в отношении несовершеннолетних детей набирает обороты с каждым годом. Только за последние пять лет процент этих преступлений вырос более, чем на 40%.

Данные, которыми располагает официальные органы правосудия значительно занижены. На самом деле многие родственники жертв не обращаются в правоохранительные органы, боясь осложнить в дальнейшем жизнь этих детей.

Психическая травма, которую они испытали при насилии, может значительно усугубиться в результате дознаний и судебных процессов.

Страшно то, что каждое двенадцатое преступление подобного рода совершают родители в отношении собственных детей.

Специалисты-аналитики утверждают, что педофилы растят свои жертвы, чтобы потом изнасиловать их. Они долго вынашивают свои преступные замыслы, присматриваются к будущим жертвам, а порой психологически готовят их к этому.

Жертвами насилия в семье становятся малолетние, пострадавшие от неправомерных деяний дяди, брата, отца.

Дети наивны по своей природе. Сколько бы родители не говорили им об опасности общения с незнакомыми взрослыми, они могут быть в любой момент обмануты ими: в их представлении взрослым нужно доверять.

Распознать педофила не так-то просто. Это только сказочные злодеи внешне отличаются от добрых людей своими гримасами и поведением. В жизни такие «нелюди» маскируются под милых безобидных прохожих.

Преступники знакомы с детской психологией, очень изворотливы и хитры, обмануть детей, усыпить их бдительность для таких людей простое дело.

В Мытищах долгое время не могли поймать педофила, который под маской врача (в прямом смысле слова), убедил одиннадцатилетнюю девочку, оставшуюся одну дома, открыть ему дверь. Ничего не подозревающая глупышка полностью доверилась врачу.

Проникнув в квартиру, он принудил ее трогать интимные части его тела, получая от этого удовольствие. После этого он скрылся.

Конечно, по этому факту возбуждено уголовное дело по статье «Насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего лица», но ребенку нанесена сильная психическая и эмоциональная травма.

К сожалению, законное возмездие настигает насильников только после того, как они уже совершили ряд преступлений подобного рода.

Ярким примером является арест жителя Архангельской области, совершившего насильственные действия сексуального характера над 43 несовершеннолетними детьми.

Пользуясь доверчивостью детей, он заманивал их к себе домой под актуальным для детей предлогом: поиграть в крутые игры на приставке. А там уже насиловал детей.

https://www.youtube.com/watch?v=n-VlsrwEVOQ

Ему этого казалось недостаточно, он снимал все происходящее на видео, а потом просматривал съемку и получал повторное удовлетворение. Насильнику определили 25 лет лишения свободы, но разве можно измерить те страдания — и физические, и психические, которые пережили его жертвы!

Ни тюрьма, ни те лишения, которые они там испытывают, не изменяют их поведения в дальнейшем. Они в местах заключения ведут себя примерно и часто выходят на свободу раньше намеченного срока по УДО. Оказавшись на свободе, эти нелюди опять приступают к криминальной деятельности: выслеживают свои жертвы и насилуют.

То, что родители изнасилованных несовершеннолетних и сами пострадавшие не обращаются с заявлениями в правоохранительные органы, способствуют их дальнейшим зверствам.

Кто из детей оказывается в зоне риска, как избежать беды?

Вопросами: «Откуда берутся педофилы? Кто из детей оказывается в зоне риска? Что делать и как помочь, если это уже случилось с ребенком?» – давно занимает психологов и работников правоохранительных органов.

Педофилия была всегда, на протяжении развития человечества. Однако, в настоящее время она приобрела пугающие масштабы. Хоть и считается эта категория людей серьезно больными с тяжелыми психическими отклонениями, в обычном гражданском обществе они воспринимаются как жестокие преступники.

Медики выявили несколько факторов, влияющих на развитие нездорового сексуального влечения к детям. Одним из главенствующих является нарушение взаимодействия в семье, где воспитывается ребенок. В зоне риска чаще оказываются дети из неполных и неблагополучных семей. Они лишены родительской опеки, нормального общения.

Не стоит пренебрегать участием в жизни собственного ребенка.

Ведь именно детские обиды, унижения и оскорбления в семье и детском коллективе, влекут психические расстройства.

Дети, испытавшие травму в несовершеннолетнем возрасте (смерть родителей, сексуальное насилие в отношении их), чаще других могут испытывать аномальное влечение к детям. Как говорят специалисты, основываясь на статистические данные, сама жертва насилия со временем превращается в насильника.

Характерные черты большинства педофилов

Это, как правило, мужчины 30-40 лет. Хотя, и другие возрастные группы могут относиться к этой категории: и взрослые, пожилые мужчины, и подростки.

Замкнутость и одиночество присуще большинству из педофилов. Они на всю жизнь проносят страсть к детским игрушкам, их увлекает коллекционирование машинок, самолетиков.

Кстати, это один из способов расположения к себе ребенка при выборе жертвы.

В жизни распознать насильника невозможно: он одевается и ведет себя точно так же, как все нормальные люди. Более 80% из них проживают в семьях, имеют родных и знакомых. Половина среди них те, кто общается с будущими жертвами в качестве близкого родственника: дяди, братья, отчимы, отцы.

У женщин педофилия прослеживается чрезвычайно редко, это скорее исключение из правил.

  • Люди, с нездоровым сексуальным влечением к детям выбирают себе работу, связанную с общением с детьми: учителя, воспитатели, тренеры, репетиторы и прочее. Они стараются быть поближе к жертве, всячески расположить его к себе и по возможности запугать, заставить молчать о домогательствах или насилии, совершаемых в отношении ребенка.
  • В зону риска попадают дети, которые гуляют одни без присмотра родителей. Их проще заманить, привлечь каким-либо обещанием, поэтому насильники высматривают свои жертвы на детских площадках, возле школ и детских садов.
  • Чаще других насилию подвергаются дети, которые убегают из неблагополучных семей в надежде найти интересные приключения. Надеждам их сбыться не суждено, зато на их пути возникают педофилы. Бродячих детей никто не разыскивает, так что они становятся идеальным объектом насилия, за который не привлекут к ответственности.
  • Дети из обеспеченных семей тоже находятся в зоне риска. Постоянная занятость родителей на работе не оставляет им возможности тесного душевного общения со своим ребенком. Дети испытывают недостаток внимания, поэтому идут на контакт с людьми, которые уделяют им повышенное внимание.
  • Малообщительные и замкнутые ребята чаще других оказываются в группе риска. Им льстит, что взрослый человек на равных беседует с ними. Они, даже не задумываясь о последствиях, пойдут с ним туда, куда он их пригласит. Рассказывать об этом родителям или другим детям они не будут, из-за страха, что их сделают изгоями общества и навсегда оттолкнут от себя.

Обязанность родителей научить ребенка говорить «нет»

Чтобы ребенок не попал в такую ужасную ситуацию и не стал жертвой педофила, родители обязаны объяснить ему правила поведения с незнакомыми людьми. Ребенок должен знать, что от проявленной им осторожности он окажется в безопасности, сохранит себе здоровье, а возможно и жизнь.

Дети усваивают знания лучше всего в игре. Преподнесите ребенку в игровой форме ситуацию с одним из героев любимого мультфильма.

На примере поведения мультяшного героя объясните, в какой ситуации он правильно вел себя с незнакомцем, а какая ситуация может повлечь нежелательные последствия.

Ребенок это обязательно усвоит, и в сложившейся подобной ситуации будет вести себя правильно.

Источник: https://detki.guru/vospitanie/deti-i-pedofiliya.html

Жертвами сексуального насилия чаще становятся слишком послушные дети – РАНАК

Как называют людей которые насилуют детей

Жертвами сексуального насилия чаще становятся слишком послушные дети

Весь прошлый год Беларусь сотрясало от новостей об изнасилованиях детей. Витебск, Молодечно, Лоев, Полоцк… Список городов, в которых были задержаны и осуждены педофилы, можно продолжать и дальше.

Но, пожалуй, самый громкий случай произошел в Минске, где стало известно о изнасилованиях в интернате. Потерпевшими признаны 20 детей – все имеют особенности развития. Трое человек проходят по делу в качестве обвиняемых. Среди них – сотрудники самого интерната.

Кто эти дети, которые попадают в ловушку к насильникам? Об этом корреспондент Sputnik Юлия Балакирева побеседовала с Людмилой Мун, начальником отдела психолого-физиологических исследований главного управления судебно-психиатрических экспертиз центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз.

Людмила Мун на протяжении 10 лет работает в дружественной детям комнате опроса. В ее практике – сотни историй, в том числе от тех, кто стал жертвой сексуального насилия.

Рана, которая не заживает

—  Есть такое суждение, что преступники ищут себе определенную жертву. Все ли дети могут попасть в руки негодяев?

— Для начала давайте разграничим две категории преступников. К первой относятся те, кого называют педофилами. У них действительно есть предпочитаемый образ. Они ищут детей определенного возраста, пола. Может быть фетишизация, когда у ребенка есть отдельные предметы одежды или цвет волос. И, естественно, жертвой преступника скорее станет ребенок такого типажа.

Для другого типа преступников более важно то, что ребенок доступен. Он ищет ситуацию, в которой есть безопасный доступ к любому ребенку, когда вокруг нет людей, есть закрытое пространство, есть время – и он может безопасно реализовать свой злой умысел.

— Когда мы говорим о насилии, в первую очередь приходит на ум насилие семейное. Возможно, это некий стереотип. Само по себе такое насилие сложнее?

— В чем проблема такого насилия. Семья закрыта от внешнего контроля: мы не знаем, что происходит внутри. Поэтому это самый латентный вид преступления. Взрослый человек начинает рассматривать ребенка как сексуальный объект.

Как правило, это не есть что-то внезапное. У преступника есть много времени для того, чтобы постепенно развращать жертву.

Все может начинаться с легких форм – сексуальные комплименты, поглаживание, поцелуи, а потом уже прикосновения к интимным зонам и так далее.

Дети виктимны только потому, что они дети. Они легко становятся жертвой, потому что не умеют себя защищать, давать отпор, не имеют жизненного опыта, многого не понимают. Взрослый в семье – это изначально авторитет.

Он свой, а против своих защиты не выстраивают и в дурном их не подозревают. Ребенку может казаться, что вроде какие-то странные действия этот человек совершает, но ведь он не чужой. Взрослый изначально находится в позиции защитника.

Поэтому дети долго находятся в каком-то смятении, смущении. Они не могут дать этому собственную оценку.

Есть еще одна проблема, связанная с насилием. Вроде бы говорят, что старшие дети сильнее переживают случившееся. Но это не так. Просто подросток сразу понимает – у него сразу идет реакция.

Маленькие дети сначала не понимают, но они тоже взрослеют. И когда начинают узнавать, что такое секс и сексуальность, и перерабатывают свой опыт через новые знания – вот тут их накрывает.

Тут травма их настигает.

В этой комнате мне доводилось разговаривать со взрослыми женщинами, которые стали жертвами сексуального насилия в детстве. Вот что я заметила. Если не было психотерапии и они не переработали свой опыт, то взрослые женщины разговаривают как дети. Вы знаете, такое удивительное явление, как будто эта рана вчерашняя. Они рассказывают с теми же эмоциями. Эта боль такая же острая и живая.

— Как складывается личная жизнь у таких людей?

— Не могу дать авторитетное мнение, ведь я работаю с детьми. Но те несколько человек, с которыми мне довелось познакомиться, столкнулись с разными сексуальными дисфункциями и нарушениями взаимоотношений. Подростки могут впадать в крайности: либо убегают от близких отношений, либо раздают свое тело направо и налево.

Есть статистика, которая говорит, что сексуальное насилие в детстве способствует саморазрушению: в 7 раз повышает риск злоупотребления алкоголем и наркотиками и в 10 раз – риск суицидов. Поэтому индивидуальная психологическая реабилитация необходима, чтобы ребенок проработал травму и мог дальше жить и развиваться свободно.

Мамы, которые не замечают

— Какие чувства испытывает ребенок, пережив насилие?

— Если это было бы какое-то конкретное чувство, то справиться было бы легче. Проблема в том, что внутри у жертв – смесь всего. Чувство страха, беспомощности, вины, стыда, растерянности, нарушения чувства собственного тела. Все это может быть очень сложно переплетено.

— Считается, что девочек насилуют чаще. Так ли это в реальности?

— Исходя из нашей практики, потерпевших от насилия девочек больше, чем мальчиков.

— Можем ли мы верить маме, которая говорит, что не замечала насилия в семье?

— Я считаю, что можем. Потому что существуют такие механизмы восприятия реальности. Мы все такие, у нас есть селективность восприятия. Если мы видим что-то, что не хотим видеть или что не вписывается в нашу картину мира, срабатывает защитный механизм отрицания.

Все, что происходит между ребенком и насильником, происходит наедине. И мама реально может не замечать каких-то знаков.

— А есть ли симптомы, которые говорят о том, что с ребенком что-то не так? Я, например, слышала, что он может себя травмировать: часто ударяться, падать.

— Если ребенок начинает себя травмировать, это не значит, что он является жертвой сексуального насилия. Это означает, что у него есть проблемы психологического плана.

Сегодня наука говорит о том, что нет специфичных признаков сексуального насилия. Поэтому нужно быть внимательным к ребенку вообще. Надо видеть его состояние, как оно меняется, нет ли радикальных изменений в поведении.

— Все ли дети в открытую признаются в насилии?

— Чаще они не говорят. Даже при уличном насилии, когда дети сразу бегут к родителям, находятся те, кто молчат. Потому что у детей, мне кажется, чувство вины формируется легче. Может быть, из-за того, что мы очень часто их критикуем.

Они боятся какой-то негативной оценки, что их будут ругать, что про них плохо подумают. Они не доверяют нашим взрослым реакциям.

Если бы дети были уверены в том, что все, что они нам приносят, принимается по-доброму, они бы нам больше рассказывали.

…По поводу мам хотела бы добавить. Мы говорили о том, что есть мамы, которые не замечают семейного насилия. Но есть те, кто замечает, но молчит. Ребенок пришел, рассказал ей, она отмахнулась: «Не ври». Слова детей имеют меньший вес, чем слова взрослых. Опять-таки так принято в обществе. От детей отмахиваются, их принижают. Это про тех мам, которые действительно не поверили.

А есть мамы, которые знают, но молчат. Они, например, застали случайно своего взрослого партнера с ребенком во время сексуального действия. Почему такие мамы ничего не делают, я не знаю. Это на их совести.

Дети, которые молчат

— Дети, с которыми вы работаете, чаще сталкиваются с семейным или уличным насилием?

— Уличных – единицы. Это не только наша тенденция, но и мировая. Чаще сексуальное насилие совершают лица, которых ребенок знает.

Детей в нашу комнату обычно приводят в самом начале доследственной проверки. Сотрудники МВД – молодцы, они хорошо понимают, что лучше всего получать информацию от ребенка сразу. Потому что дети считывают эмоции взрослых во время расспросов и начинают корректировать свой рассказ.

— Как дети себя ведут, они сразу вам раскрываются?

— Все дети раскрываются только тому, кому они доверяют. Так же происходит и в случаях, когда раскрываются семейные преступления. Часто дети обращаются за помощью к педагогам, психологам в школе, если они им доверяют. Мать может не защитить, например. Девочка один раз к ней подошла, ее отправили, больше она не будет говорить. Ребенок в засаде, он не знает, как справиться с ситуацией.

Если у ребенка в окружении нет ни одного человека, которому он доверяет, он может молчать всю жизнь. Поэтому нам важно создавать дружественную среду для детей, чтобы не было нераскрытых преступлений.

Был у меня один случай. Я работала с девочкой, которая стала жертвой насилия. Она решилась рассказать об этом только своему лучшему другу-сверстнику.

Дети посовещались и решили никому не говорить – ни ее родителям, ни его. Потом все же решились открыться знакомому дяде Мише.

Он был малознакомым взрослым, но, как пояснила девочка, они выбрали его, «потому что он справедливый». Дядя Миша вызвал у них доверие.

Недавно случилась другая история, связанная с инцестом. Ребенок был жертвой со стороны отца. Мать об этом не знала. Логика этой ситуации была такой. В семье отец агрессивный – мать слабая. К слабым матерям не идут за поддержкой. Как поясняют по этому поводу дети: «Ну скажу я. Она начнет на него ругаться, а он ее опять побьет».

Тут в семье было то же самое. Это длилось пару лет, а потом к ним домой пришли два милиционера по другой ситуации. Они были хорошими милиционерами. Они произвели на эту девочку впечатление силы, надежности, опоры. И у нее что-то внутри стало происходить.

Как потом она мне рассказывала, пока милиционеры были в квартире, она не сводила с них глаз, оценивала и думала: «А вдруг они мне помогут?» Девочка им не открылась, но у нее появилась надежда.

И когда они ушли, ее прорвало, и она рассказала родственнице о том, что произошло.

Беда, которой можно избежать

— Как родителям правильно реагировать, когда они узнают об изнасиловании?

— Для родителей это такой же шок. И тут важно не наломать дров. У нас в комнате есть специальная памятка, в которой говорится, что нужно и нельзя делать.

Так вот, цитирую, родители не должны истерить, паниковать, всех обвинять, искать виноватых, проводить собственные расследования, настойчиво расспрашивать ребенка (почему ты так поступил, почему туда пошел).

Родители должны дать ребенку поддержку, опору и показать ему, что он не виноват в случившемся.

Нам это тяжело сделать. Потому что мы, родители, сразу начинаем ругаться: «Ну зачем ты это делал!». Хочется свой гнев куда-то выплеснуть. Вот с этим надо быть очень осторожными. Не дай бог ребенку услышать такие слова.

Я бы хотела, чтобы в этом интервью прозвучала очень важная мысль. Все дети невиновны! Они априори не виноваты в том, что с ними делают взрослые. Они не виноваты в ситуации как уличного, так и домашнего насилия. Даже если это будет 12-летний ребенок, занимающийся проституцией. Это его не осмысленный выбор. Это кто-то воспользовался его беспомощностью и неопытностью.

— Как уберечь ребенка, какие слова ему нужно сказать?

— Нет волшебных слов, которые я могу сказать своему ребенку, и он не станет жертвой насилия. Я считаю, что нужна система сексуального воспитания детей. Очень многие проблемы, которые вижу, происходят из-за недостаточной информированности. Второе – надо заниматься просвещением родителей. Избежать любых проблем легче, если есть доверительные отношения с ребенком.

Когда родители приходят в нашу комнату, я очень часто им объясняю: ваш ребенок стал жертвой преступления, потому что он очень хороший. Потому что злодей ищет послушного ребенка. Мы сами, взрослые, воспитываем жертв.

У нас хороший ребенок тот, кто слушается, не перечит взрослым, не огрызается. Сказали «иди туда», он и пошел. Что мы делаем? Мы учим ребенка, что взрослому человеку хорошо только говорить «да».

А мы должны учить его говорить «нет», разрешать проявлять свою самость, показывать свое желание и волю.

Если вы дочитали эту статью, нажмите сердечко.
Давайте обсудим эту статью в нашем Ранак-Чате.

Источник: https://www.ranak.me/2019/03/20/zertvami-seksualnogo-nasilia-case-stanovatsa-sliskom-poslusnye-deti/

Сексуальное насилие над детьми – это далеко не те единичные громкие случаи, о которых пишут в СМИ. По статистике МВД, за последние 6 лет число раскрытых преступлений против половой свободы несовершеннолетних увеличилось практически в 16 раз. Среди преступников – родители, опекуны, а также педагоги и медицинские работники.

Автор – Азалия Алиева, психолог. 

В своей работе я сталкиваюсь с обывательским мнением, что педофилы – это какие-то дядьки-маньяки на улицах.

Но, как подтверждают официальные данные, многие случаи педофилии происходят в семье или близкими знакомыми семьи.

И ввиду того, что семья до сих пор – закрытая ячейка, где попытки помочь детям и их обезопасить именуются “вмешательством в семью”, многие преступления против детей так и остаются нераскрытыми.

Самое страшное, что женщины либо не обращают внимания на рассказы ребенка, не верят детям, потому что в нашем обществе принято обесценивать детей, либо равнодушны к беде ребенка из страха потерять «мужчину». Бывает и так, как в истории с новополоцким педофилом, где родительницы являются соучастницами чудовищных преступлений или покрывают педофила, жертвуя своими детьми.

А зачастую дети сами стыдятся рассказать родителям о том, что происходит, потому что у них нет доверительных отношений с ними. Ребенок заранее знает, что поддержки не будет, поэтому молчит. И только когда дети вырастают, о таких историях становится известно на консультациях у психолога. С разрешения собеседников я анонимно расскажу некоторые из них.

Все эти истории я собрала не для того, чтобы кого-то запугать, хочется обратить внимание родителей на то, насколько распространена проблема педофилии сегодня.

С последствиями детских травм я как психолог сталкиваюсь каждый день, и мне бы хотелось, чтобы женщины-мамы знали о реальности сексуального насилия над детьми.

Важно знать, что педофилия – это не только непосредственно надругательство над детьми, но и все “cексуальные игры”, которые наносят непоправимый вред психике ребенка.  

“Моя история берёт начало из глубокого детства. Родители развелись, когда мне было 6 лет, и с этого времени большое участие в моём воспитании стал принимать дедушка.

Мы с ним вместе ходили на дачу, за грибами, играли в шахматы. Я чувствовала абсолютное доверие к нему, но однажды его поведение показалось мне диким и странным.

Мне было лет 10, когда он начал якобы обучать меня половой грамотности.
 

Он снял трусы, показывая мне своё мужское достоинство, пытался меня поцеловать «с языком», ощупывал грудь. Предлагал разного рода игры, мол, я медсестра и пришла полечить его половой орган, говорил: “Погладь его”. Сам лез мне в трусы… Слава Богу, это был единичный случай, потом он тяжело заболел, и ему было не до всего этого.

Сказать тогда маме и бабушке я не решалась. Боялась. Почему- то страх был, что накажут меня. В общем, с детства я получила травму, которую с годами могла исцелить только с помощью терапии у психолога».

Соседский парень

“Было это лет в 6-7. Мы в те годы проводили лето в деревне. В соседнем доме жила сестра моего отчима с детьми. Одному парню было лет 17-18, он возил меня на велосипеде в лес, мы типа “дружили”.

Однажды он отвез меня в лес и начал просить показать, как я писаю. Я отказывалась. В тот момент я вообще не понимала, что происходит, мне было смешно. Он пригрозил, что не отвезет меня обратно и оставит в лесу. Я согласилась.
 

После этого попросил потрогать его член, показал, как двигается кожа. Потом попросил взять его в рот. Я опять отказывалась. Потом согласилась через листок… Потом сел он на корточки, меня посадил на колени и почти совершил половой акт. Вскоре после этого он женился. У него родились дочери…

Рассказывала ли я маме? Только в классе 5-м, но она никак не отреагировала вообще. Эти кошмарные воспоминания мучили меня до 25 лет. Я всегда мечтала, что у меня будет муж, который за меня отомстит! Но когда я рассказала отцу своих детей об этом, он мне сказал, что я сама виновата… Но я так не считаю».

Отчим

“Когда они только поженились, мне было лет 5. Я очень любила спать с мамой и не хотела ее отпускать, поэтому частенько приходила спать к ним. Помню, как однажды я не могла проснуться, открыть глаза.

Помню, крутилась как-то и почувствовала его палец у себя там.

Я потом рассказала маме, а она даже внимания на это не обратила… Тогда я подумала, что мне все это показалось, но спустя годы поняла, что вовсе нет, мне и в голову прийти такое в том возрасте не могло.

Помню, как во 2-3 классе он приходил купать меня в ванне. Мама не насторожилась. Он мне рассказывал пошлые анекдоты, о похождениях своей молодости, про своих девушек. На этом я прекращала общение, старалась затеять ссору, чтобы он больше меня не любил и ничего не рассказывал.

Помню, как он приходил ко мне в спальню по утрам, когда я подросла, подолгу сидел у меня на кровати. А мне ужасно хотелось в туалет, но встать я не могла, так как нужно было одеться. И я терпела. Он это прекрасно знал. Помню, что по волосам как-то странно гладил, когда они распущены были, и подругу мою тоже – именно по волосам.

Брат

“Мою подругу жестоко изнасиловал родной брат, когда ей было 6 лет, а после отправил ее к бабушке за водой подмыться, чтобы смыть следы крови. Так она и шла до бабушки в крови, и «никто ничего не заметил». А брат просто перевернул матрас, чтобы скрыть следы крови. Впоследствии его посадили за изнасилование другой девушки, сейчас он на свободе, женился, и у него родились дочки”.
 

Отец подруги

“Когда мне было 11 лет, у меня была подружка-одноклассница. Я часто бывала у них дома. Однажды, когда подружка куда-то выходила, ее отец достал порно-журнал и стал показывать мне картинки. Я не знала, как реагировать на это, а после он полез ко мне целоваться. До сих пор помню эти огромные противные губищи. 

Я убежала, и больше к ним никогда не приходила домой. После этого еще одной моей подруге-однокласснице он в электричке сказал, что у нее красивая грудь. Она сказала, что он как-то странно себя вел при этом”.

Двоюродный брат

“В возрасте 9 лет я стала свидетельницей сексуального насилия моего двоюродного брата над своей сестрой, однако на тот момент я не понимала, что происходит, и у меня не было доверительных отношений с мамой, чтобы ей обо всем рассказать.

Мой двоюродный брат всегда отличался повышенной агрессивностью, постоянно избивал и, как оказалось, насиловал свою младшую сестру, проявлял ранний нездоровый интерес к теме сексуальности, однако родители и все окружающие никак не реагировали на происходящее, считали его поведение “детскими играми”. Я многократно пыталась по-детски поднять бунт и как-то защитить свою двоюродную сестру, но тщетно. Я и сама дико боялась своего брата, потому что он был садистом.

Когда он вырос, то выискивал себе подружек помладше. С одной начал сожительствовать, когда она училась в 11 классе. Его нынешняя жена более чем на 10 лет младше, их отношения начались со школьной скамьи. У него сейчас растут 2 дочери”.
 

Можно ли заподозрить, что рядом с вами живет педофил?

Обобщенного портрета педофилов нет, но известно, что многие из них – это люди либо с алкогольной зависимостью, либо склонные к ней. То есть это мужчины, имеющие проблемы с самореализацией, внутренним стержнем, бегущие из реальности. Психика некоторых под воздействием алкоголя деградирует до полной аморальности.

Однако среди педофилов не только зависимые люди, но и успешные, богатые и известные. Например, известный банкир, заманивавший для своих “забав’ маленьких девочек. Поэтому четкого социального портрета педофила нет.

Что же делать? Как уберечь ребенка от педофила?

Как психолог скажу, что в первую очередь важно выстраивать доверительные отношения со своими детьми. Многие жертвы педофилов ведутся на обещанные подарки, исходящее от человека “тепло”, в то время как родители в этих историях как будто не фигурируют. Кто должен дать тепло и любовь, кто должен беспокоиться о своих детях?

Беда в том, что в нашем обществе до сих пор игнорируются слова детей, их принято обесценивать, называть их рассказы “сказками”. Многие женщины не имеют с детьми доверительных отношений, сводят общение до бытового уровня – “поел-поспал”, кричат на детей, грубо разговаривают с ними. Неудивительно, что дети боятся открыться матери, они понимают, что не будет ни поддержки, ни понимания.
 

А еще многие женщины зависимы от мужчин, не хотят быть одни, поэтому готовы жертвовать своими детьми. И это страшно. Или боятся “вынести сор из избы”, поэтому никуда не обращаются за помощью и никак не пытаются оградить ребенка.

Все жертвы педофилии говорят о том, что именно внимания и понимания мам им не хватило. Многие дети рассказали бы о своей беде, если бы мама отнеслась к ситуации с пониманием.

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!

Источник: https://rebenok.by/articles/together/nasilie/26417-pedofily---ne-vsegda-dyadki-manyaki-na-ulitsakh-zhertvy-nasiliya-rasskazali-kak-k-nim-pristavali-vzroslye.html

Ваш лекарь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: