История открытия возбудителей и холеры

Содержание
  1. Грязная вода и выгребные ямы: какими путями холера в XIX веке проникала в большие города
  2. С этой точки зрения бактерия Vibrio cholerae [холерный вибрион, является возбудителем холеры. — Прим. «Ножа».] больше всего на свете желает, чтобы люди жили в такой среде, чтобы им приходилось постоянно есть экскременты друг друга.
  3. С практической точки зрения заразиться холерой при физическом контакте с больным все же можно, но вероятность весьма мала.
  4. Но затем, после долгой и упорной борьбы за выживание, V. cholerae наконец повезло. Люди начали собираться в городах, плотность населения возросла: пятьдесят человек ютились в четырехэтажном доме, больше ста тысяч — на одном квадратном километре. Улицы утопали в человеческих экскрементах.
  5. Загрязнение питьевой воды в густонаселенных городах повлияло не только на количество V. cholerae, проживающих в тонком кишечнике людей: повысилась еще и смертоносность бактерий. Это эволюционный принцип, который уже давно наблюдается в популяциях болезнетворных микробов.
  6. В невидимом царстве вирусов и бактерий гены перемещаются куда более неразборчивым образом, создавая, конечно, множество катастрофических новых сочетаний, но при этом и куда быстрее распространяя новые эволюционные стратегии.
  7. А вот в густонаселенных городах с загрязненной водой дилемма для холерного вибриона исчезает. У него больше нет причин не размножаться как можно более агрессивно — и, соответственно, как можно быстрее убивать носителя, — потому что вполне вероятно, что выделения нынешнего носителя быстро попадут в кишечник к новой жертве.
  8. Бактерии не обладают сознанием, но вместе с тем демонстрируют своеобразный групповой интеллект.
  9. История мировых эпидемий, часть 2
  10. Холера
  11. Тиф
  12. Сыпной тиф
  13. Брюшной тиф
  14. Возвратный тиф
  15. От холеры до коронавируса: экскурс в историю эпидемий в России
  16. Сифилис
  17. Тиф
  18. Холера
  19. Оспа
  20. «Испанка»
  21. Холера
  22. История
  23. Эпидемиология
  24. Клиника
  25. Диагностика
  26. Общеклинические анализы
  27. Биохимические анализы
  28. Специфическая диагностика
  29. Лечение
  30. Общая
  31. Специфическая
  32. Экстренная

Грязная вода и выгребные ямы: какими путями холера в XIX веке проникала в большие города

История открытия возбудителей и холеры

Мы иногда говорим о том, что организмы «желают» определенных условий, хотя на самом деле эти организмы не обладают самосознанием и не имеют чувств и желаний в человеческом понимании слова.

«Желание» в данном случае — вопрос цели, а не средств: организм хочет жить в определенной среде, потому что она помогает ему размножаться эффективнее, чем в других средах; Artemia salina (мелкий рачок) желает жить в соленой воде, термит желает жить в гниющем дереве.

Поместите организм в желаемую среду, и его численность возрастет; уберите его из желаемой среды, и численность уменьшится.

С этой точки зрения бактерия Vibrio cholerae [холерный вибрион, является возбудителем холеры. — Прим. «Ножа».] больше всего на свете желает, чтобы люди жили в такой среде, чтобы им приходилось постоянно есть экскременты друг друга.

V. cholerae не передается воздушно-капельным путем и даже через большинство телесных жидкостей. Главный метод передачи практически всегда одинаков: больной исторгает из себя бактерии во время тяжелого приступа диареи, самой характерной черты болезни, а здоровый человек каким-то образом проглатывает эти бактерии — обычно выпивает зараженную воду.

Если холерный вибрион поместить в обстановку, где поедание экскрементов — обычное дело, он будет процветать, «угоняя» один кишечник за другим для производства новых бактерий.

На протяжении почти всей истории Homo sapiens из-за этой зависимости от поедания экскрементов холерным бактериям не удавалось эффективно размножаться. С самого зарождения цивилизации человеческая культура развивалась самыми разнообразными способами, но вот употребление в пищу человеческих экскрементов так и осталось практически универсальным табу.

Так что, не имея идеальных условий, в которых один человек ест отходы жизнедеятельности другого, холера не высовывалась дальше солоноватых вод дельты Ганга, выживая в основном за счет планктона.

С практической точки зрения заразиться холерой при физическом контакте с больным все же можно, но вероятность весьма мала.

Если вы, например, потрогали испачканное постельное белье, невидимый отряд V. cholerae может собраться у вас на кончиках пальцев, и, если вы потом не помоете руки, они попадут к вам в рот во время обеда и вскоре начнут смертоносное размножение в тонком кишечнике.

С точки зрения холеры, впрочем, это довольно неэффективный способ размножения: лишь очень немногие люди прикасаются к чужим свежим экскрементам, особенно если они принадлежат тяжелобольному. И даже если нескольким удачливым бактериям в самом деле удастся прилепиться к кончику пальца, нет никакой гарантии, что они проживут достаточно долго, чтобы добраться до тонкого кишечника.

В течение тысяч лет холера в основном сдерживалась двумя этими факторами: во-первых, люди не склонны сознательно употреблять в пищу чужие экскременты, а во-вторых, даже в тех редких случаях, когда отходы жизнедеятельности все-таки попадают в организм, цикл затем вряд ли повторяется, так что бактериям не удается добраться до критической точки, после которой распространение среди популяции резко ускоряется, — в этом они уступают возбудителям таких заболеваний, как грипп или оспа.

Но затем, после долгой и упорной борьбы за выживание, V. cholerae наконец повезло. Люди начали собираться в городах, плотность населения возросла: пятьдесят человек ютились в четырехэтажном доме, больше ста тысяч — на одном квадратном километре. Улицы утопали в человеческих экскрементах.

Города все теснее связывались между собой морскими путями великих империй и компаний того времени.

Когда принц Альберт впервые объявил о Всемирной выставке, в его речи прозвучали в том числе такие утопические слова: «Мы живем во времена самого чудесного преобразования, которое быстро приближает великую эпоху, вершину всей истории: эпоху единства всего человечества».

Человечество в самом деле становилось все более единым, но вот результаты зачастую были далеки от чудесных. Санитарные условия в Дели могли непосредственно влиять на санитарию в Лондоне и Париже. Объединялось не только человечество, но и его кишечная микрофлора.

В огромных новых мегаполисах, объединенных глобальными торговыми сетями, условия становились все более антисанитарными, и в питьевую воду попадали нечистоты.

Проглатывание небольших частичек экскрементов из аномалии превратилось практически в неотъемлемую часть жизни. Отличная новость для холерного вибриона.

Загрязнение питьевой воды в густонаселенных городах повлияло не только на количество V. cholerae, проживающих в тонком кишечнике людей: повысилась еще и смертоносность бактерий. Это эволюционный принцип, который уже давно наблюдается в популяциях болезнетворных микробов.

Бактерии и вирусы эволюционируют намного быстрее, чем люди, по нескольким причинам. Во-первых, жизненный цикл бактерий невероятно быстр: одна бактерия может дать миллион потомков буквально за несколько часов. Каждое новое поколение дает новую возможность для генетических инноваций — либо путем новых сочетаний существующих генов, либо с помощью случайных мутаций.

Человеческий геном меняется на несколько порядков медленнее; нам сначала приходится пройти долгий пятнадцатилетний процесс созревания, прежде чем хотя бы задуматься о передаче генов новому поколению.

У бактерий в арсенале есть и еще одно оружие. Они не ограничиваются передачей генов только контролируемым, линейным образом, как многоклеточные организмы.

У микробов, по сути, происходит всеобщий свальный грех. Случайная последовательность ДНК может перебраться в соседнюю бактериальную клетку и тут же начать выполнять какую-нибудь важнейшую новую функцию.

Мы настолько привычны к вертикальной передаче ДНК от родителя к ребенку, что сама идея заимствования небольших кусочков генетического кода кажется смехотворной, но это мы просто смотрим с нашей эукариотической колокольни.

В невидимом царстве вирусов и бактерий гены перемещаются куда более неразборчивым образом, создавая, конечно, множество катастрофических новых сочетаний, но при этом и куда быстрее распространяя новые эволюционные стратегии.

Как писала Линн Маргулис, «[В]се бактерии мира, по сути, имеют доступ к единому генетическому пулу и, соответственно, адаптивным механизмам всего царства бактерий. Скорость рекомбинации превосходит таковую у мутаций: эукариотам для изменений планетарного масштаба может понадобиться миллион лет, а бактерии могут добиться того же за несколько лет».

Выходит, что бактерии вроде Vibrio cholerae изначально способны быстро развивать в себе новые характеристики, реагируя на изменения в окружающей среде — особенно на такие, в которых им становится легче размножаться.

В нормальных условиях холерному вибриону приходится иметь дело со сложным анализом выгод и затрат: особенно смертоносный штамм может буквально за несколько часов создать миллиарды копий себя, но после успешного размножения человеческий организм, благодаря которому оно стало возможно, быстро умирает. Если эти миллиарды копий не смогут быстро перебраться в другой кишечник, весь процесс пойдет насмарку: гены повышенной смертоносности не дадут новых копий себя.

В среде, где риск заражения низок, менее интенсивная атака на человека-носителя будет лучшей стратегией: размножаться не так быстро, чтобы человек успел прожить подольше и распространить больше бактериальных клеток в надежде, что хотя бы некоторые из них попадут в другой кишечник, и тогда процесс начнется сначала.

А вот в густонаселенных городах с загрязненной водой дилемма для холерного вибриона исчезает. У него больше нет причин не размножаться как можно более агрессивно — и, соответственно, как можно быстрее убивать носителя, — потому что вполне вероятно, что выделения нынешнего носителя быстро попадут в кишечник к новой жертве.

Бактерия может вложить всю свою энергию в увеличение объема потомства, позабыв о сроке жизни.

Не стоит и говорить, конечно, что бактерии не обдумывают никаких стратегий сознательно. Она развивается сама по себе, когда меняются штаммы в популяции V. cholerae.

В среде с малой вероятностью заражения смертоносные штаммы вымирают, и в популяции доминируют более мягкие. А вот в среде, способствующей заражению, смертоносные штаммы быстро вытесняют менее опасные.

Ни одна отдельная бактерия ничего не знает об анализе выгод и затрат, но благодаря поразительной способности к адаптации они проводят этот анализ в группе; каждая жизнь и смерть служит своеобразным «голосом» на распределенном микробном собрании.

Бактерии не обладают сознанием, но вместе с тем демонстрируют своеобразный групповой интеллект.

К тому же даже у человеческого сознания есть свои границы. Оно отлично осознает масштабы человеческого существования, но вот в других отношениях человек может быть столь же невежественен, сколь и бактерия.

Когда жители Лондона и других больших городов впервые стали собираться в таком огромном количестве, когда начали строить сложные механизмы для хранения и удаления отходов жизнедеятельности и добывать питьевую воду из рек, они вполне осознавали свои действия, и за этими действиями стояла четкая стратегия.

Но они ничего не знали о том, как эти решения повлияют на микробов: не только сделают их более многочисленными, но и преобразят их генетический код.

Лондонец, наслаждавшийся новым унитазом или дорогой частной водопроводной линией от Саутуоркской водной компании, не только делал свою личную жизнь более удобной и роскошной.

Своими действиями, сам того не желая, он перестраивал ДНК V. cholerae, превращая его в более эффективного убийцу.

Источник: https://knife.media/vibrio-cholerae/

История мировых эпидемий, часть 2

История открытия возбудителей и холеры
В первой части Истории мировых эпидемий мы поговорили о чуме и оспе. Сегодня мы будем вспоминать те ужасы, которые нам «подарили» холера — её вспышки наблюдались 7 раз менее чем за 200 лет, и тиф — только во время Первой мировой в России и Польше от него умерли 3,5 миллиона человек.

Иллюстрация 1866 года. Источник

Холера

Холера вызывается подвижными бактериями — холерным вибрионом, Vibrio cholerae. Вибрионы размножаются в планктоне в солёной и пресной воде. Механизм заражения холерой — фекально-оральный.

Возбудитель выводится из организма с фекалиями, мочой или рвотой, а проникает в новый организм через рот — с грязной водой или через не немытые руки.

К эпидемиям приводит смешение сточных вод с питьевой водой и отсутствие обеззараживания.

Бактерии выделяют экзотоксин, который в организме человека приводит к выходу ионов и воды из кишечника, что приводит к диарее и обезвоживанию. Некоторые разновидности бактерии вызывают холеру, другие — холероподобную дизентерию.

Болезнь приводит к гиповолемическому шоку — это состояние, обусловленное быстрым уменьшением объёма крови из-за потери воды, и к смерти.

Холера известна человечеству ещё со времён «отца медицины» Гиппократа, умершего между 377 и 356 годами до нашей эры. Он описывал болезнь задолго до первой пандемии, начавшейся в 1816 году. Все пандемии распространялись из долины Ганга. Распространению способствовали жара, загрязнение вод и массовое скопление людей у рек.

Возбудитель холеры был выделен Робертом Кохом в 1883 году. Родоначальник микробиологии в период вспышек холеры в Египте и Индии из испражнений больных и кишечного содержимого трупов погибших, а также из воды выращивал микробы на покрытых желатином стеклянных пластинах. Он сумел выделить микробы, имевшие вид изогнутых палочек, похожих на запятую. Вибрионы назвали «Запятой Коха».

Учёные выделяют семь пандемий холеры:

  1. Первая пандемия, 1816—1824 гг.
  2. Вторая пандемия, 1829—1851 гг.
  3. Третья пандемия, 1852—1860 гг.
  4. Четвертая пандемия, 1863—1875 гг.
  5. Пятая пандемия, 1881—1896 гг.
  6. Шестая пандемия, 1899—1923 гг.
  7. Седьмая пандемия, 1961—1975 гг.

Возможной причиной первой эпидемии холеры была аномальная погода, вызвавшая мутацию холерного вибриона. В апреле 1815 года произошло извержение вулкана Тамбора на территории нынешней Индонезии, катастрофа в 7 баллов унесла жизни десяти тысяч жителей острова. Затем погибли до 50&nbsp000 человек от последствия, включая голод.

Одним из последствий извержения стал «год без лета». В марте 1816 года в Европе была зима, в апреле и мае было много дождей и града, в июне и июле в Америке были заморозки.

Германию терзали бури, в Швейцарии каждый месяц выпадал снег. Мутация холерного вибриона, возможно, вкупе с голодом из-за холодной погоды, способствовала распространению холеры в 1817 году во всех странах Азии.

От Ганга болезнь дошла до Астрахани. В Бангкоке погибли от 30 000 человек.

Остановить пандемию смог тот же фактор, что послужил её началом: аномальный холод 1823-1824 года. Всего первая пандемия продлилась восемь лет, с 1816 по 1824 года.

Спокойствие было недолгим. Всего через пять лет, в 1829 году, на берегах Ганга вспыхнула вторая пандемия. Она продлилась уже 20 лет — до 1851 года. Колониальная торговля, усовершенствованная транспортная инфраструктура, передвижения армий помогали болезни распространяться по миру.

Холера дошла до Европы, США и Японии. И, конечно, она пришла в Россию. Пик в нашей стране пришёлся 1830-1831 годы. По России прокатились холерные бунты. Крестьяне, рабочие и солдаты отказывались терпеть карантин и высокие цены на продукты и потому убивали офицеров, купцов и врачей.

В России в период второй эпидемии холеры заболели 466&nbsp457 человек, из которых умерли 197&nbsp069 человек. Распространению способствовало возвращение из Азии русской армии после войн с персами и турками.

Император Николай I своим присутствием усмиряет холерный бунт в Санкт-Петербурге в 1831 году. Литография из французского периодического издания Album Cosmopolite. Датирована 1839 годом. Источник

Третью пандемию относят к периоду с 1852 по 1860 год. На этот раз только в России умерли более миллиона человек.

В 1854 году в Лондоне от холеры умерли 616 человек. С канализацией и водоснабжением в этом городе было много проблем, и эпидемия привела к тому, что над ними начали задумываться. До конца XVI века лондонцы брали воду из колодцев и Темзы, а также за деньги из специальных цистерн.

Затем в течение двухсот лет вдоль Темзы установили насосы, которые стали качать воду в несколько районов города. Но в 1815 году в ту же Темзу разрешили вывести канализацию. Люди умывались, пили, готовили пищу на воде, которая затем наполнялась их же отходами жизнедеятельности — в течение целых семи лет.

Сточные ямы, которых в то время в Лондоне было около 200 тысяч, не чистились, что привело к «Великому зловонию» 1858 года.

Лондонский врач Джон Сноу в 1854 году установил, что болезнь передаётся через загрязнённую воду. Общество на эту новость не обратило особого внимания. Сноу пришлось доказывать свою точку зрения властям. Сначала он убедил снять ручку водозаборной колонки на Брод-Стрит, где был очаг эпидемии.

Затем он составил карту случаев холеры, которая показала связь между местами заболевания и его источниками. Наибольшее число умерших было зафиксировано на окрестности именно этой водозаборной колонки. Было одно исключение: никто не умер в монастыре. Ответ был прост — монахи пили исключительно пиво собственного производства.

Через пять лет была принята новая схема канализационной системы.

Объявление в Лондоне, распространяемое в 1854 году, предписывало употреблять только кипячёную воду

Седьмая, последняя на сегодня пандемия холеры, началась в 1961 году. Она была вызвана более стойким в окружающей среде холерным вибрионом, получившим название Эль-Тор — по названию карантинной станции, на которой мутировавший вибрион обнаружил в 1905 году.

К 1970 году холера Эль-Тор охватила 39 стран. К 1975 она наблюдалась в 30 странах мира. На данный момент опасность завоза холеры из некоторых стран не ушла.

Высочайшую скорость распространения инфекции показывает тот факт, что в 1977 году вспышка холеры на Ближнем Востоке всего за месяц распространилась на одиннадцать сопредельных стран, включая Сирию, Иордан, Ливан и Иран.

Обложка журнала начала XX века

В 2016 году холера не так страшна, как сто и двести лет назад. Гораздо большему количеству людей доступна чистая вода, канализация редко выводится в те же водоёмы, из которых люди пьют. Очистные сооружения и водопровод находятся на абсолютно другом уровне, с несколькими степенями очистки.

Хотя в некоторых странах вспышки холеры происходят до сих пор. Один из последних на данный момент случаев эпидемии холеры начался (и продолжается) на Гаити в 2010 году. Всего были заражены более 800 000 человек.

В пиковые периоды за день заболевали до 200 человек. В стране живут 9,8 миллиона человек, то есть холера затронула почти 10% населения.

Считают, что начало эпидемии положили непальские миротворцы, которые занесли холеру в одну из главных рек страны.

8 ноября 2016 года в стране объявили о массовой вакцинации. В течение нескольких недель планируют вакцинировать 800 000 человек.

Холера на Гаити. РИА Новости

В октябре 2016 года сообщалось, что в Адене, втором по величине городе Йемена, зафиксировали двести случаев заболевания холерой, при этом девять человек умерли. Болезнь распространилась через питьевую воду. Проблема усугубляется голодом и войной. По последним данным, во всём Йемене холеру подозревают у 4 116 человек.

Тиф

Под названием «тиф», что в переводе с древнегреческого означает «помрачнение сознания», скрываются сразу несколько инфекционных заболеваний.

У них есть один общий знаменатель — они сопровождаются нарушениями психики на фоне лихорадки и интоксикации. Брюшной тиф был выделен в отдельное заболевание в 1829 году, возвратный — в 1843 году.

До этого у всех подобных болезней было одно название.

Сыпной тиф

Группа инфекционных заболеваний под общим названием «сыпной тиф» вызывается бактериями риккетсиями — внутриклеточными паразитами, названными по имени Ховарда Тейлора Риккетса (на фото), описавшего в 1909 году возбудителя пятнистой лихораки Скалистых гор.

В США эта лихорадка распространена и сейчас, ежегодно регистрируется до 650 случаев болезни.

О распространении говорит тот факт что в период с 1981 по 1996 годы лихорадка встречалась в каждом штате США, кроме Гавайи, Вермонт, Мэн и Аляска.

Даже сегодня, когда медицина находится на гораздо более высоком уровне, смертность составляет 5-8%. До изобретения антибиотиков количество летальных исходов доходило до 30%.

В 1908 году Николай Фёдорович Гамалея доказал, что бактерии, вызывающие сыпной тиф, передаются вшами. Чаще всего — платяными, что подтверждают вспышки в холодное время года, периоды «завшивленности». Гамалея обосновал значение дезинсекции в целях борьбы с тифом.

Бактерии проникают в организм через начёсы или другие повреждения кожи.
После того, как вошь укусила человека, болезнь может не наступить. Но как только человек начинает чесаться, он втирает выделения кишечника вши, в которых содержатся риккетсии.

Через 10-14 дней, после инкубационного периода, начинается озноб, лихорадка, головная боль. Через несколько дней появляется розовая сыпь. У больных наблюдается дезориентация, нарушения речи, температура до 40 °C.

Смертность во время эпидемии может составить до 50%.

В 1942 году Алексей Васильевич Пшеничнов, советский учёный в области микробиологии и эпидемиологии, внёс огромный вклад методологию профилактики и лечения сыпного тифа и разработал вакцину против него.

Сложность в создании вакцины была в том, что риккетсии нельзя культивировать обычными методами — бактериям необходимы живые клетки животного или человека. Советский учёный разработал оригинальный метод заражения кровососущих насекомых.

Благодаря быстрому запуску в нескольких институтах производства этой вакцины во время Великой Отечественной войны СССР удалось избежать эпидемии.

Время первой эпидемии тифа определили в 2006 году, когда исследовали останки людей, найденных в братской могиле под Афинским акрополем. «Чума Фукидида» за один год в 430 году до нашей эры болезнь убила более трети населения Афин. Современные молекулярно-генетические методы позволили обнаружить ДНК возбудителя сыпного тифа.

Тиф иногда поражал армии эффективнее, чем живой противник. Вторая крупная эпидемия этой болезни датируется 1505-1530 годами. Итальянский врач Фракастор наблюдал за ней во французских войсках, осаждавших Неаполь. Тогда отмечали высокую смертность и заболеваемость до 50%.

В Отечественной войне 1812 года Наполеон потерял треть войска от сыпного тифа. Армия Кутузова потеряла от этой болезни до 50% солдат. Следующая эпидемия в России была в 1917-1921 годах, на этот раз погибли около трёх миллионов человек.

Сейчас для лечения сыпного тифа используют антибиотики тетрациклиновой группы и левомицетин. Для профилактики заболевания используются две вакцины: Vi-полисахаридная вакцина и вакцина Ту21а, разработанная в 1970-х.

Брюшной тиф

Брюшной тиф характеризуется лихорадкой, интоксикацией, высыпаниями на коже и поражением лимфатической системы нижнего отдела тонкой кишки. Его вызывает бактерия Salmonella typhi.

Бактерии передаются так же, как и в случае сыпного тифа — алиментарным, или фекально-оральным, способом. За 2000 год брюшным тифом во всём мире переболели 21,6 миллиона человек. Смертность составила 1%.

Один из эффективных способов профилактики брюшного тифа — мытьё рук и посуды. А также внимательное отношение к питьевой воде.

У больных наблюдается сыпь — розеолы, брахикардия и гипотония, запор, увеличение объёмов печени и селезёнки и, что характерно для всех видов тифа, заторможенность, бред и галлюцинации.

Больных госпитализируют, дают левомицетин и бисептол. В самых тяжёлых случаях используют ампициллин и гентамицин. При этом необходимо обильное питьё, возможно добавление глюкозно-солевых растворов.

Все больные принимают стимуляторы выработки лейкоцитов и ангиопротекторы.

Возвратный тиф

После укуса клеща или вши, переносчика бактерии, у человека начинается первый приступ, который характеризуется ознобом, сменяемым жаром и головной болью с тошнотой. У больного поднимается температура, кожа высыхает, пульс учащается. Увеличивается печень и селезёнка, может развиться желтуха. Также отмечают признаки поражения сердца, бронхит и пневмонию.

От двух до шести дней продолжается приступ, который повторяется через 4-8 суток. Если для болезни после укуса вши характерны один-два приступа, то клещевой возвратный тиф вызывает четыре и более приступов, хотя они легче по клиническим проявлениям. Осложнения после болезни — миокардит, поражения глаз, абсцессы селезёнка, инфаркты, пневмония, временные параличи.

Для лечения используют антибиотики — пенициллин, левомицетин, хлортетрациклин, а также мышьяковистые препараты — новарсенол.

Летальный исход при возвратном тифе случается редко, за исключением случае в Центральной Африке. Как и остальные виды тифа, заболевание зависит от социально-экономических факторов — в частности, от питания. Эпидемии среди групп населения, которым недоступна квалифицированная медицинская помощь, могут приводить к смертности до 80%.

Во время Первой мировой в Судане от возвратного тифа погибли 100&nbsp000 человек, это 10% населения страны.

Эдвард Мунк. «У смертного одра (Лихорадка)». 1893 год

Чуму и оспу человечество сумело загнать в пробирку благодаря высокому уровню современной медицины, но даже эти болезни иногда прорываются к людям. А угроза холеры и тифа существует даже в развитых странах, что уж говорить о развивающихся, в которых в любой момент может вспыхнуть очередная эпидемия.

4 ноября 2016 года сообщалось, что эпидемия брюшного тифа угрожает Дагестану. В Махачкале госпитализировали около 500 человек с острой кишечной инфекцией после отравления водой. Два человека попали в реанимацию. Для предотвращения эпидемии Минздрав России планировал передать лекарственные препараты «Альгавак М»,«Вианвак», «Шигеллвак» и «Интести-бактериофаг».

Причиной заражения в Махачкале была водопроводная вода. Директор местного водоканала арестован, ещё двадцать три человека — под следствием. Сейчас того же опасаются жители Ростова.

Источник: https://SE7EN.ws/istoriya-mirovykh-yepidemiy-chast-2/

От холеры до коронавируса: экскурс в историю эпидемий в России

История открытия возбудителей и холеры

Чёрный мор, Чёрная смерть, Чума. Переносчиками этого инфекционного заболевания считают грызунов, кошек и верблюдов, а самыми вредоносными – блох.

Чума не раз пожирала человечество. Она сеяла смерть по всему миру, в том числе и на территории современной России. Первый из широко известных случаев произошел в середине XIV века.

Вспышка Чёрного мора случилась в степях низовья Дона и Волги, где на тот момент правили татаро-монголы. В Воскресенской летописи за 1346 год написано:

«Того же лета казнь была от Бога на люди под восточною страной на город Орнач (устье Дона ) и на Хавторо-кань, и на Сарай и на Бездеж (ордынский город в междуречье Волги и Дона) и на прочие грады во странах их; бысть мор силен на Бессермены (хивинцы) и на Татары и на Ормены (армяне) и на Обезы (абазинцы) и на Жиды и на Фрязы (жители итальянских колоний на Черном и Азовском морях) и на Черкасы и на всех тамо живущих».

Золотую Орду отделяло от русских княжеств Дикое Поле – это примерно десяток нынешних областей Украины и ещё столько же регионов Российской Федерации.

Когда пришла весть о страшной болезни, связи торговые и политические с Золотой Ордой прекратили на 5 лет. И все же чума просочилась. Через Малую Азию, Византию, Италию, Испанию, Францию, Германию, Скандинавию и Прибалтику, вошла через Псков. Вместе с ганзейскими купцами.

Жители призвали на помощь новгородского архиепископа Василия Калика. Он обошёл город крестным ходом, но Чума не отступила, напротив… Священнослужитель умер. Его тело привезли в Софийский собор – так Чёрная смерть поразила и Новгород. Затем она истребила почти все население Смоленска, затронула Москву.

В летописях упоминается: катастрофа была настолько масштабной, что не хватало гробов и рук для погребения усопших. У церквей скапливались трупы, в могилу клали по несколько тел. Пандемия прекратилась лишь, когда инфекция не смогла найти жертв на малонаселённых землях того же Дикого Поля.

«В Москве и слободах православных христиан малая часть остается… а приказы все заперты, дьяки и подьячие все померли, и домишки наши пустые учинились» – это донесение государю написал наместник Пронский.

Осенью 1654 года, пока Алексей Михайлович воевал с поляками, Чёрная смерть напала уже на Российское царство. Столицу бросили стрельцы и тюремщики, беззаконье породило разгул мародёров. Бежавшие из Москвы люди разносили инфекцию по другим городам.

Остановить заражение помог строгий карантин: поражённые зоны брали под охрану, дома сжигали. По разным подсчётам от чумы тогда погибло от 25 до 700 тысяч человек.

Пётр Первый не только прорубил окно в Европу, но и защитил его карантинными заставами. Стоило только появиться новости о бушующей где-либо эпидемии, на границах начинали задерживать иностранцев… «чтоб с людьми никакого сообщения не имели». Меры ужесточили, но оградить себя от эпидемии Российская Империя не смогла.

Чума середины XVIII века надолго подорвала экономическое состояние страны.

Инфекцию предположительно принесли солдаты и офицеры, которые возвращались с русско-турецкой войны. Вместе с трофеями прихватили блох-переносчиков. Зараженных людей привозили в больницы Москвы с вздутыми лимфатическими узлами – бубонами, но распознать смертоносную болезнь врачи смогли не сразу. И даже когда информация дошла до императорского двора, с введением карантина не спешили.

В день умирало до тысячи человек. Двери учебных заведений, мануфактур и мастерских закрыли. Слухи породили панику. Эпидемия обернулась восстанием.

Желая избежать массового скопления людей, архиепископ Амвросий отказался выставлять чудотворную икону Боголюбской Богоматери на всеобщее обозрение. Народ обезумел. Ворвался в кремлёвский Чудов монастырь и разграбил его, а священнослужителя убил. Эти события описала Екатерина II :

«Часть этой толпы стала кричать: «Архиерей хочет ограбить казну Богоматери, надо его убить». Другая часть вступилась за архиепископа; от слов дошло до драки; полиция хотела разнять их; но обыкновенной полиции было недостаточно. Москва – особый мир, а не город.

Самые ярые побежали в Кремль, выломали ворота у монастыря, где живет архиепископ, разграбили монастырь, перепились в погребах, в которых многие торговцы хранят свои вина, и не найдя того, кого они искали, одна половина отправилась к монастырю, называемому Донским, откуда они вывели этого почтенного старца и бесчеловечно умертвили. Другая часть продолжала драку при разделе добычи».

Сразу после начались погромы. Бунт подавили лишь спустя три дня. А стабилизировать ситуацию выпало графу Орлову. Он ввёл войска и приказал: мародёров расстреливать на месте, за сокрытие больных отправлять на каторгу. Москву поделили на участки и закрепили их за врачами. Строго запрещалось хоронить зараженные трупы в черте города.

В будущем вспышки Чёрной смерти были локальными и непродолжительными. Один случай описывают, как пример героизма.

Зимой 1939 года сотрудник Института микробиологии и эпидемиологии испытывали на себе образец противочумной вакцины. Двум из трёх человек повезло, доктору Абраму Берлину – нет: он заразился. Когда инфицированный учёный приехал в Москву с докладом, болезнь дала о себе знать. Столице угрожала очередная эпидемия.

К счастью, дежурный врач клиники 1-го Московского медицинского института Симон Горелик сумел поставить верный диагноз. Он немедленно изолировал себя и пациента, а власти отыскали и отправили на карантин всех, с кем контактировал заражённый – несколько десятков человек, в том числе, парикмахера, брившего учёного.

Тогда жертвами Чёрной смерти стали всего три человека: Берлин, Горелик и цирюльник.

В общей сложности с 1920 по 1989 годы от чумы погибло около 2000 человек.

Сифилис

Об этой бактериальной инфекции на Руси узнали в конце XV века. Сифилис называли «польской», «немецкой» или «французской» болезнью, в Домострой вписана как «френчь». После взятия Казани появилось новое наименование – «татарская».

Распространена зараза была в основном среди солдат, любивших женщин лёгкого поведения и кутежи в кабаках и трактирах. В 1667 году появились «чепучинных дел мастера», так называли полковых медиков, которые лечили от сифилиса.

В отчёте за 5 мая 1679 года:

«…из дворян – у Степана Пророва сына Ширина болезнь нечисть в гортани, и от той нечисти язычок отгнил и небо провалилось в нос… А Великого государя службы за той болезнью ему служить немочно».

И здесь Петр I действовал решительно. В 1711 году государь приказал поместить всех распутных женщин в прядильный дом, который располагался в Калинкинской деревне (сейчас это часть Адмиралтейского района Петербурга).

Позже император и вовсе издал указ о запрете публичных заведений. И все же, несмотря на принятые меры, сифилис продолжал губить народ.

Первую венерологическую больницу открыли в 1763 году в Петербурге. Она была на 30 мужских и 30 женских мест. Пациентам позволяли не называть имён и скрывать лица.

Главной причиной распространения сифилиса все также оставалась проституция. В 1852 году в Москве среди 1261 работниц древней профессии 837 оказались сифилитичками. В низших сословиях сказывался быт: жизнь большими семьями в тесных домах, использование одной посуды, кормление детей пережёванной едой.

Особенно свирепствовал сифилис среди военных. В 1835 году в армии на 1000 человек приходилось 58 инфицированных.

Усугубила ситуацию крестьянская реформа, а точнее вызванная ею миграция. В 1880-х зараза поразила 20% горожан. К концу XIX века в зоне риска оказались молодые люди в возрасте от 15 до 20 лет.

Очередной всплеск произошёл и в начале XX века – после русско-японской войны. Если в 1904 году заболеваемость среди военнослужащих была равна 9,76 %, то в 1907 году – 19,79 %. К 1912 году сифилис вошёл в Топ-5 самых заразных болезней. Хворь поразила 1,2 миллиона человек.

Тиф

Об «огневой» болезни, так в летописях называют тиф, страдали ещё на Руси. Перенес её даже Иван Грозный. В XVIII веке тифозные горячки считали естественным состоянием для молодых людей.

Массовые заражения отмечены в 1845 году при строительстве железой дороги из Петербурга в Москву (погибло шесть тысяч человек), во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов (44 тысячи жертв), в Первую мировую войну и Гражданскую.

Согласно официальной статистике, с 1918 по 1923 годах тиф унёс более 700 тысяч жизней, однако по мнению экспертов, погибших было не меньше 3 миллионов человек.

Причиной массового заражения стала антисанитария. Разносили инфекцию обычные вши.

Остановить эпидемию помогли карантинные меры, сеть изоляционно-пропускных пунктов, а главное – прививание. При этом эффективную вакцину от тифа разработали лишь в 1942 году. А окончательно победили болезнь в эпоху антибиотиков.

Холера

Только в России «болезнь немытых рук» или «собачья смерть» погубила 2 миллиона человек за 80 лет. В XIX век кишечная зараза вспыхивала восемь раз. Впервые холера пришла в 1823 году. Вторая пандемия в 1830-ом была вызвана возвращением из Азии Русской армии.

«Станем ее выкуривать, выживать, спросимся врачей, будем слушать их советы» – писали в журнале «Московский Телеграф» в первые дни эпидемии.

Спустя время настроение поменялось.

Из письма дипломата Александра Булгакова: «Да, брат, видно, что холера и морозов не боится.

Закревский сказывал вчера, что она жестока оказалась в Киеве; но ежели (чего Боже сохрани!) окажется у вас, то докажет великий аргумент, что болезнь есть сильное поветрие, против коего все оцепления бесполезны, ибо чего ни делали, чтобы оградить Петербург от холеры? Здесь всё ещё есть хвостики холерные, но силу свою болезнь потеряла».

Пушкина холера заточила в Болдино на три месяца. За это время поэт дописал «Евгения Онегина», сочинил «Повести Белкина» и «Маленькие трагедии». Тяжелые думы стали основой «Пира во время чумы».

Уже находясь в Царском Селе, он пишет П. Осиповой: «Холера перестала свирепствовать в Петербурге, но теперь она пойдет гулять по провинции. Берегите себя, сударыня. Ваши желудочные боли меня пугают. Не забывайте, что холеру лечат, как обычное отравление: молоком и постным маслом – и еще: остерегайтесь холодного».

С заразой боролись жёстким карантином: двери домов и общественных заведений запирали на замки, а вот больничные бараки, бани и пункты питания, напротив, массово открывали.

По воспоминаниям графа Бенкендорфа: «Государь сам наблюдал, как по его приказаниям устраивались больницы в разных частях города. Он отдавал повеления о снабжении Москвы жизненными потребностями, о денежных вспомоществованиях неимущим, об учреждении приютов для детей, у которых болезнь похитила родителей, беспрестанно показывался на улицах; посещал холерные палаты в…».

Холера порождала бунты. В Тамбове толпа захватила губернатора, в Севастополе – пять дней удерживала целый город. Петербург охватили слухи о том, что инфекция – выдумка, а причина смертей – происки поляков-иммигрантов.

Они якобы травили местных жителей: ночами высыпали в Неву мышьяк, обрабатывали ядом огороды и колодцы. Мнительный народ отреагировал агрессивно: всех подозрительных избивали, нападали на полицейских и врачей, которых также обвиняли в заговоре, участились налёты на больницы.

Остановить бесчинства удалось лишь императору Николаю I.

Последний сильный «удар» кишечной инфекции произошёл в 1970 году. Очагом стал Батуми. Зараза быстро распространилась по Астраханской области, побережью Северного Кавказа, Крыму и югу Украины. Сведения замалчивали. Для борьбы с болезнью создали Всесоюзную чрезвычайную противоэпидемическую комиссию. На местах открывали обсерваторы – изоляционные пункты.

И хотя, официально, до Москвы холера не добралась, свой отпечаток на столичной жизни оставила. Вот, хотя бы строчки Владимира Высоцкого: «Не покупают никакой еды – все экономят вынужденно деньги: холера косит стройные ряды, но люди вновь смыкаются в шеренги».

Оспа

Румяные, пышущие здоровьем лица на портретах времен царской России – нередко не более, чем выдумка художников. До начала XIX века привычным явлением были рубцы от сыпи.

Болезнь оставляла отпечаток и на бедных, и на богатых, некоторых и вовсе губила. Если верить барону Димсдалю, в середине XVIII века от оспы ежегодного умирали 2000000 людей.

Одной из самых известных жертв стал 14-летний император Пётр II.

С 1610 года инфекция бушевала в Сибири, к 1788 году достигла Камчатки. Заражённых сторонились, но изоляция оказалась не эффективным способом борьбы с заразой.

Первые прививки в России начал делать англичанин Томас Димсдейл. Пример подданным подала Екатерина II. В ночь на 12 (23) октября 1768 года врач взял биоматериал у крестьянского мальчика и ввёл императрице.

В 1919 году в государстве было зарегистрировано 186 000 больных натуральной оспой. После выхода закона об обязательной вакцинации, статистика резко изменилась. В 1925 году жертвами заразы стали уже 25 000, в 1929 году – 6094, к 1936 году натуральная оспа в СССР была ликвидирована.

Об оспе вновь вспомнили в 1959 года, когда художник Кокорекин едва не устроил в стране эпидемию. Побывав в Индии на сожжении брамина, он вернулся в Москву, где ему неожиданно стало худо. К утру пациент инфекционного отделения Боткинской больницы умер. Диагноз установили лишь на вскрытии. А дальше карантин.

Изолировали любовницу, с которой Кокорекин придавался утехам сразу после поездки, супругу, что ждала мужа дома, и ещё тысячу человек. Одного из контактировавших с художником пришлось «ловить в воздухе»: его снимали с рейса в Париж. Когда стал ясен масштаб трагедии, руководство страны приняло решение о вакцинации всего населения Москвы.

Инфекцию остановили за 19 дней. Пострадало 46 человек, скончалось 3.

«Испанка»

За поэтичным названием скрывается одна из самых смертоносных болезней. Пандемия унесла от 50 до 100 миллионов жизней. Этим видом гриппа переболели полмиллиарда жителей Земли.

В РСФСР с «испанкой» столкнулись в 1918 году. Первый случай заражения произошёл на Украине. Спустя непродолжительное время зараза охватила почти все население Киева, затем проникла в Белоруссию, добралась до Москвы и Петрограда. От «испанки» погибло 3,4% жителей государства – 3 миллиона человек. Зараза не щадила ни пожилых, ни молодых.

Локальные вспышки инфекции возникали и в годы Великой Отечественной войны.

COVID-19

Новая пандемия еще в самом разгаре. Её вызвала коронавирусная инфекция. Вспышка произошла в конце декабря 2019 года в китайском городе Ухань.

На данный момент количество зараженных COVID-19 приблизилось к отметке 2 миллиона человек.

Источник: https://mir24.tv/articles/16405958/ot-holery-do-koronavirusa-ekskurs-v-istoriyu-epidemii-v-rossii

Холера

История открытия возбудителей и холеры

Причина развития – бактерия под названием холерный вибрион (Vibrio cholerae). Он представляет собой палочкообразный, немного изогнутый микроорганизм со жгутиком на одном из концов (монотрих).

Источником крупных вспышек заболевания является грязная вода

Бактерия хорошо сохраняется в окружающей среде, наилучшими условиями роста является температура 370С, слабощелочная среда. Аэроб, растет на простых питательных средах. На твердых образует голубоватые опалесцирующие колонии. На жидких – пленку и помутнение среды.

Возбудитель чувствителен к ультрафиолетовым лучам, высушиванию, кислым средам, высоким температурам. Устойчив к замораживанию и значительному содержанию солей. В неблагоприятных условиях переходит в L-форму, но спор и капсул не образует.Этот вид делится на два биовара: classic и eltor.

Биоваром называют бактерий одного вида, отличающихся друг от друга по каким-либо биологическим свойствам.

Холерный вибрион неоднороден в серологическом плане. Существует около 150 вариантов, которые делят на холерогенные (А) и нехолерогенные (В).

К первой группе относятся микроорганизмы (всего их 139 вариантов), содержащие на поверхности антиген О1, который и позволяет диагностировать эту форму при соответствующих реакциях с сывороткой.

В начале XX века был выявлен патогенный штамм, несущий антиген О139.

Антиген О1 может состоят из трех субъединиц: А, В и С, в зависимости от их комбинаций выделяют три типа:

  • А+В – вариант Огава,
  • А+С – вариант Инаба,
  • А+В+С – вариант Гикошима.

Это влияет на особенности диагностики инфекции.

Сейчас наиболее распространен и опасен биовар Эль-Тор, который ответственен за седьмую пандемию холеры. Она началась в 1963 году и продолжается в современности. Микроорганизм, в отличие от классического, показывает чудеса выживаемости окружающей среде.

Он способен долгое время сохраняться в обитателях водоемов: креветках, моллюсках, рыбах. Чаще становится причиной стертого течения и бессимптомного носительства, что гораздо более опасно в эпидемиологическом плане, так как люди не обращаются за помощью, являясь источниками инфекции.

Также этот вибрион способен вызывать хроническое носительство, что не характерно для классического.

Ранее считалось, что холерный вибрион может существовать лишь в человеческом организме, но биовар Эль-Тор может длительное время циркулировать вне его.

Факторы патогенности, которые продуцирует вибрион, влияют на организм и вызывают патологические реакции. К ним относятся:

  • Холерный энтеротоксин состоит из субъединиц А и В. Вторая из них крепится к клетке кишечника и способствует проникновению первой внутрь нее. Субъединица А запускает каскад реакций, которые приводят к массивному выделению воды в просвет кишки.
  • Добавочный энтеротоксин и нейраминидаза активируют холероген и способствуют реализации его действия.
  • Эндотоксин выделяется при гибели бактерии и оказывает дополнительное поражающее действие, способен сужать сосуды.
  • Токсин III типа, который нарушает обратное всасывание жидкости и электролитов.

История

Многочисленные исторические сведения указывают, что холера была известна нашим далеким предкам. В своих трудах похожую болезнь описывали Гиппократ и Гален. В клинописях, найденных в долине Ганга, есть рассказы о подобной инфекции.

Однако, упорядочивание сведений и систематические исследования стали проводиться лишь в XIX веке, когда заболевание вышло с полуострова Индостан и вместе с торговцами и дипломатами начало свое путешествие по Европе. Холерный вибрион впервые был выделен в 1854 году итальянским патологоанатомом Ф.

Пачини, но его открытие было забыто, так как считалось, что в распространении инфекции играют роль «миазмы». В 1883 году Роберт Кох повторно открыл возбудителя и описал, как передается холера. В 1906 году Ф. Готшлихом в Египте был обнаружен биовар Эль-Тор. Долго не удавалось доказать его принадлежность к виду.

Такое решение было принято лишь в 70-е годы XX века, когда он вызвал обширную пандемию, ученые причислили его к холерным вибрионам.

И.И. Мечников, М. Петтенкофер и Ж.Жюпиль заражали себя холерным вибрионом, чтобы лучше описать его действие.

Первая описанная пандемия началась в 1817 году и длилась восемь лет. В 1961 году началась седьмая. Она вызвана штаммом Эль-Тор, в 1970 году это заболевание поразило 39 стран, а всего пострадало население 180 государств. Пандемия длится и сейчас на территории Юго-Восточной Азии.

Эпидемиология

Холера относится к антропонозным болезням с фекально-оральным механизмом передачи, то есть источником инфекции является человек или бессимптомный носитель бактерий, которые выделяют их в окружающую среду. Ворота – желудочно-кишечный тракт, куда попадают микроорганизмы водным, пищевым или контактным путем.

Водный путь является самым важным, так как в этой среде вибрион долго сохраняется и даже способен образовывать колонии. Кроме того, жидкость снижает кислотность желудка, открывая дорогу бактериям. Зараженный источник для питья способен вызвать массивные, бурные и длительные вспышки.

При пищевом типе эпидемии характерно заражение тесной группы людей, которые употребили инфицированный продукт. Происходят как в коллективе с заболевшим человеком при нарушении санитарных норм, так и при употреблении в пищу плохо обработанных морепродуктов.

Описание того, как передаётся холера Эль-Тор, объяснил его стремительное распространение и выживаемость.

Третий способ передачи происходит среди лиц, ухаживающих за больным при несоблюдении ими правил гигиены.

Холера может распространяться и смешанным образом.

Холерный вибрион – очень заразный микроорганизм. Восприимчивость к нему достигает 95-100%. Особенно подвержены люди со сниженной кислотностью желудочного секрета. У лиц, перенесших болезнь, на 12-36 месяцев формируется видоспецифический иммунитет, то есть повторные случаи заражения не исключены.

Наиболее характерно распространение заболевания в теплое время года.

Эпидемиология распространения такова: классическая холера эндемична для Индии, а Эль-Тор для Индонезии. В Российской Федерации случаи инфицирования возникают спорадически (единично), в основном у путешественников. Последняя вспышка произошла в Дагестане в 1994 году, она захватила около 1500 человек.

В районах, для которых характерно распространение этой инфекции, заболевшими чаще являются маленькие дети с несформированным иммунитетом. В неэндемичных регионах заболевание поражает все возрастные группы.

Возбудитель Эль-Тор – этиология тяжелого течения заболевания у людей с I (O) группой крови, меньше от него страдают с VI (АВ).

Клиника

Некоторые исследователи (Руднев Г.П.) выделяют стадии заболевания:

  • энтерит,
  • гастроэнтерит,
  • алгид.

Первые два пункта отражают степень поражения ЖКТ. Последний описывает терминальный уровень обезвоживания, когда происходит снижение температуры тела, падение давления, пропадает пульс на периферических артериях.

Другие же считают деление стадии неправомочным, так как при холере нет воспалительных явлений в пищеварительном тракте.

Другие же считают деление стадии неправомочным, так как при холере нет воспалительных явлений в пищеварительном тракте.

Инкубационный период холеры короткий: от 5 до 72 часов. За это время вибрион преодолевает желудок и колонизирует кишечник, где крепится к клеткам и заставляет их секретировать большое количество жидкости и электролитов.

Пациент выделяет от 7 до 30 л воды в сутки.

Из-за повышенного выделения воды наступает диарея по типу «рисового отвара», то есть стул выглядит как белесая жидкость с хлопьями. Она не сопровождается болями в животе, дискомфортом и повышением температуры.

Включаются компенсационные механизмы, которые приводят к забору жидкости из межклеточного пространства, на некоторое время это сдерживает наступление гиповолемии. В почках начинает сильнее всасываться вода, поэтому частота мочеиспускания снижается.

Болезнь прогрессирует, развивается обезвоживание, кровь становится гуще, из-за чего нарушается питание всех органов. Компенсаторно возникает тахикардия и тахипноэ.

Этиология нарушения работы органов – потеря электролитов. Недостаток ионов калия ведет к рвоте, нарушению деятельности мышц: парез кишечника, перебои в работе сердца, судороги.

При тяжелом течении развивается клиника гиповолемического шока.

Болезнь может осложниться острой сердечной или почечной недостаточностью, поражением центральной нервной системы, полиорганной недостаточностью.

Facies cholerica – лицо больного тяжелой степенью холеры: осунувшееся, черты лица заострены, глаза запавшие, с темными кругами вокруг.

Помимо классических форм, выделяют атипичные:

  • вибрионосительство,
  • молниеносная (сухая),
  • стертая,
  • геморрагическая.

Диагностика

Основой для постановки диагноза являются клиника и эпидемиология. Собираются сведения о путешествиях пациента и распространении инфекции в этом регионе.

Общеклинические анализы

Анализ крови будет отражать ее сгущение, то есть количество всех клеточных элементов будет повышено относительно содержания жидкости. Изменения мочи также будут зависеть от степени обезвоживания: чем она выше, тем больше содержания белка, клеток, плотность выделяемого.

Биохимические анализы

Биохимические анализы покажут снижение содержания электролитов, снижение pH крови. При нарушении функции почек нарастает содержание креатинина и азота крови.

Специфическая диагностика

Микробиологическая верификация (определение) выделенной бактерии подтверждает предположения лечащего врача. Серологические методики с точностью классифицируют найденный вибрион. Экспресс-методики заключаются в лизировании выделенной культуры специфическими фагами.

Вибрион Эль-Тор, в отличие от классического, способен разрушать клетки крови.

Лечение

В связи с высокой вероятностью эпидемического распространения, лица, у которых подозревается холера, в обязательном порядке госпитализируются в карантинный бокс инфекционной больницы.

Лечение направлено на восстановление водно-электролитного баланса и элиминацию (уничтожение) микроорганизма.

Первая цель достигается применением специальных солевых растворов, а вторая – антибиотиков. Специальный режим и диета не назначаются.

Общая

Направлена на предотвращение заноса холерной инфекции из эндемичных районов. Для этого осуществляется санитарный контроль вод и обследование лиц, вернувшихся из опасных по холере регионов. В течение пяти дней за такими людьми наблюдают и при первых намеках на болезнь желудочно-кишечного тракта госпитализируют.

При угрозе возникновения вспышки в коллективе людей с признаками кишечной инфекции их госпитализируют.

В 1992 году эксперты ВОЗ сформулировали три основных правила профилактики холеры на эндемичных территориях:

  • мыть руки,
  • термически обрабатывать пищу,
  • кипятить воду.

Специфическая

Перед поездкой в страны с высоким риском заболевания делают прививку против холеры. Вакцину вводят дважды с интервалом в десять дней. Она обеспечивает полугодичный иммунитет от болезни.

Существует вакцина, которую принимают внутрь. Она действует на серотипы Огава и Инаба и создает лишь кратковременную защиту.

Экстренная

Применяется для контактных лиц. Заключается в профилактическом приеме антибиотиков.

Источник: https://proinfekcii.ru/kishechnye/kholera

Ваш лекарь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: